Атай Хен. Выставка “IN BETWEEN”

20, Май 2014 · интервью

Атай Хен – ювелир, лауреат приза Энди в области Современного Прикладного Искусства на 2014 г. Атай родился в 1979, закончил Школу Искусств и Дизайна Безалель в Иерусалиме, далее учился в Академии Изящных Искусств в Мюнхене. Последние пять с половиной лет живет в Германии. Персональная выставка Атая “IN BETWEEN” открылась в Тель Авивском Музее Искусств 22-го мая (закрытие 22-го октября 2014).



Леонид Зейгер: Атай, твоя область деятельности мне не знакома, то есть я не знаю культурного и исторического контекста, что происходит в мире в этой сфере искусства. Скажи об этом несколько слов, пожалуйста. Является ли работа с природными материалами существующим трендом в ювелирном деле, или это редкость?

 

Атай Хен: Область ювелирки, которой я занимаюсь, обычно называется Contemporary Jewellery. Это направление, в котором ювелиры  в поиске концептуального, художественного и индивидуального самовыражения пытаются расширить свои занятия  за пределы вопросов декоративного искуства или моды.В целом это направление начало развиваться в 50-х – 60-х годах прошлого века, в основном в центральной Европе (Мюнхен, Амстердам), несколькими авангардными ювелирами и некоторыми художественными институциями, которые приняли эту сферу как часть академического мэйнстрима/истаблишмента искусства. С тех пор она росла и расширялась по всему миру.

Сегодня это такой микрокосмос, довольно  тесный, но вместе с тем глобальный, активный, принятый истаблишментом. Есть галереи, занимающиеся конкретно этой областью ювелирки, существуют также несколько специализированных ярмарок, газеты, коллекции и выставки в различных престижных музеях по искусству или дизайну.

Из-за того, что ювелирное дело, в принципе, развивалось из  декоративного, или   прикладного искусства,. природный материал  и способ его использования всегда были остается   центральнной  точкой  приложения сил и источником вдохновения.

Моя последняя серия вплотную связана с природой и как с концептуально эстетическим источником вдохновения, и как с конкретным материалом, сырьем. Вместе с тем, хочу  подчеркнуть, что  в рамках  проекта IN BETWEEN,  представленного сейчас в Тель-Авивском музее, я пытаюсь создать некую целостность, которую нельзя отнести к определенной сфере или времени. Что-то в смежной территории, между «естественным» и «искусственным», в среде напряжения между этими двумя состояниями.

В своих работах я пытаюсь соотноситься с референтами из мира ювелирки (как с общеевропейскими, так и с этническими), но при этом я стремлюсь расширить контекст этих работ из обособленной территории ювелирного дела в иную, менее ясную и катологизированную, область .

Эти работы  скореепредназначены быть представленными  на экспозиционных стендах в пространстве, чем на теле. Но несмотря на это, человеческое тело обычно играет центральную роль в моих работах –  диктует форму, пропорцию и вес; и я возвращаюсь к нему на всех этапах  создания  .  Моя задача – создать работы, которые  с одной стороны  самоценно существуют  вне контекста тела, но с другой стороны, обретают  новое существование и суть, когда их надевают.

 

Л.З.: Ты пришел к этому из «классической» ювелирки или из творчества в совершенно иных областях искусства? Есть ли у тебя работы в других художественных сферах?

 

А.Х.: В принципе, я определил для себя ювелирное дело как ту сферу, в пределах которой я действую.  Для меня в мире украшений есть некая свежесть, которая меня притягивает, некая территория где есть еще много чего открыть.

Фактически, я выбрал учебу на отделении ювелирки в Бецалеле из-за занятия материалом как исходной точкой  творчества. Еще меня влекли «миниатюрный» масштаб и камерность рабочей сферы в этой области. Занятие украшениями,  как таковое,  вначале  меня привлекало  не так сильно, это задача, которая возникла на более позднем этапе.

Обычно мои работы не выходят за пределы  сферы  ювелирных изделий. И хотя на сегодняшней выставке в Тель-Авивском музее Искусства  выставлено несколько моих объектов,  в них все же  есть что-то, относящее их к миру ювелирки – может быть, материал, внимание к деталям или пропорции.

 

Л.З.: Использование природных элементовэто исключительно эстетический выбор или  в этом есть дополнительный философский смысл  определенная творческая позиция?

 

А.Х.: Да, мой выбор природных материалов  и их  вплетение в работы  не чисто эстетический, это имеет для меня концептуальное и содержательное значение.

Я затрудняюсь четко объяснить или «каталогизировать» идеи, которые стоят за моим способом творчества и художественным мировоззрением. Это не  сформулированная идеология, но вместе с тем мне ясно, что моя работа с природными элементами обусловлена   неким поиском самоидентификации, вопросами принадлежности, контекста.

В настоящей работе, представленной в Тель Авиве, используемые природные материалы  взяты из разных мест, –  из окрестностей Иерусалима , которые являются моей естественной средой, из Германии ( где я живу сейчас), и из разных других мест, в которых я бывал.

Каждый раз заново я открываю для себя, что центральная тема, которая меня занимает в работе, это цикличность развития и распада. Почему-то я всегда концентрируюсь на втором этапе – на эстетике и напряжении, которые возникают в вещах, находящихся на грани распада.

Хотя я занимаюсь этим в основном через эстетику и концептуальный мир природы, но в моих глазах это лишь аллегория того же бесконечно повторяющегося   цикла и в иных пространствах, которые в конечном счете относятся все к единому циклическому процессу.

 

Л.З.: Есть ли у твоих работ названия или конкретные коннотациискажем, тема или связь с местом?

 

А.Х.: У некоторых работ есть названия, иногда  буквальные, а иногда это только звук или ассоциативная связь с чем-то другим.

 

Л.З.: Почему ты выбирал работу в миниатюре? У тебя не возникало желания работать в большем формате?

 

А.Х.: Работа в миниатюре это та рабочая площадка, на которой я чувствую некую камерность и безопасность. Видимо  в силу   цепочки обстоятельств, каких-то, возможно даже случайных решений (как например учиться на ювелирном отделении), я создал себе рабочую среду именно в этом формате. Вполне вероятно, что принимая иные жизненные решения , я оказался бы в другой области творчества и, работая  с иными материалами и в ином формате, испытывал бы    ничуть не в меньшей степени  чувство принадлежности и  самовыражался бы с тем же успехом.

По крайней мере пока я остаюсь в технике ювелирки.  Среда  обитания украшений  –  человеческое тело,  и его  пропорции являются как бы исходными данными, которые задают «правила игры».

Тем не менее, вполне вероятно что на каком-то этапе мне захочется поработать в другой области и  соответственно, в других пропорциях –  например, в скульптуре, которая соотносится с другим контекстом окружающей среды.

 

Л.З.: В наше время границы между областями искусства размываются.  На твои работы трудно смотреть  через призму функциональности. С этой точки зрения, относишь ли ты свои произведения к области скульптуры? Насколько верно характеризовать их как ювелирку, в  разрезе прикладного искусства?

А.Х.: Я согласен с тобой, что границы между областями искусства размываются. Ювелир это немного проблематичное понятие, если переводить его как Goldsmith, это неверное или, по крайней мере,  не единственное понятие, которое нужно употреблять по  отношению к моим работам.

Но если понимать слово ювелир как занятие украшениями в  широком смысле, тогда да – я создаю ювелирные украшения. Я проверяю границы этого понятия, использую ремесло или иными словами, свои технические возможности, приобретенные при обучении ювелирному делу, как способ выражения. Само по себе это не характеризует или идентифицирует мои работы только с  этим занятием, по крайней мере, мне хочется в это верить. Человеческое тело, ну или украшение являются лишь отправными точками для дальнейшей работы. Но это не значит что  подобный вид украшений не относится, в то же время, к миру скульптуры.

Сегодня занятие украшениями очень разнообразно. Это как органическая клетка, которая может разделиться и развиваться в различных направлениях – от ремесла “Craft” к прикладному искусству, дизайну, моде, пластическому искусству и скульптуре.

Скажем так, я считаю большую часть своих украшений  – хотя это зависит от конкретной серии –  скульптурой, чье предназначение  реализуется   при соотнесении с человеческим телом , в контексте  отношения этого тела с пространством.

 

Апрель 2014, Иерусалим

Оставьте ваш комментарий

Поля отмеченные * обязательны для заполнения

:
*

*

Сайт оптимально работает в: Internet Explorer 8.0, Mozilla Firefox 3.6, Google Chrome, Safari 4.0. Если у вас старая версия браузера, вы можете скачать новую на сайте производителя бесплатно.