» Авторы » Поэзия / Проза » Игорь Иртеньев » Игорь Иртеньев. Стихи

Игорь Иртеньев

Игорь Иртеньев. Стихи

***
Казалось бы, давно и напрочь позабыто,
А вот, глядишь ты, вдруг и поднялось со дна:
По сонной мостовой процокали копыта
Савраски ломовой, и снова тишина.
И выплыли они, в густых лохмотьях тины,
Как бы сказал поэт, из царствия теней,
Как бы добавил он, забытые картины,
Как он бы завершил, давно минувших дней.
Привет тебе, привет, Марксистский переулок,
Привет, дом 3/2, квартира №6,
Где в мир явился я – нервический придурок,
О чем не разнесли волхвы благую весть.
Привет тебе, мой двор, вместилище порока,
Где вольно расцветал таганский криминал,
Где был изгоем всяк, не отмотавший срока,
Где сам бы Глеб Жеглов едва ли проканал.
Привет тебе, привет, Перов, полярный летчик,
Тот, что бельгийцев спас, кукующих на льду,
Когда бы не пырнул дружка сынок-молодчик,
Носил бы ты, сосед, геройскую звезду.
Привет тебе, привет, Дворянкин дядя Коля,
Привет тебе, привет, балбес его Лимон,
С тобою вместе мы в одной учились школе,
По-братски на двоих деля один г..дон.
Привет тебе, привет, Карманов дядя Коля,
Что книжки брал читать у моего отца,
Ты жертвой пал в борьбе за дело алкоголя,
Ты честно заслужил такого вот конца.
Привет, тебе привет Пантюшин дядя Коля,
Окрестных девок ты недаром был гроза,
И в памяти моей ты будешь жив, доколе
Визжит в ушах твоя лихая гормоза.
Привет тебе, привет, Малинин дядя Вася,
Мир праху твоему, неистовый алкаш,
Кто б так еще сумел, по три недели квася,
При этом сохранить завидный авантаж.
Привет тебе, привет, разбитое корыто,
Привет тебе, привет, хромой наш табурет,
Привет тебе, все то, что до поры зарыто,
Но стоит лишь копнуть, и
вылезет на свет.

***

Вот вы говорите: что делать, такая страна…
Какая такая? И что уж в ней прямо такого?
Посмотришь, устроена вроде довольно толково –
Парламент, полиция, армия, судьи, казна.
Чего здесь ни хватишься, все, выясняется, есть –
Большая природа и выбор пейзажей богатый,
А что до ресурсов – уверен, всей Счетной палатой,
Трудясь круглосуточно, их и за месяц не счесть.
Здесь музам раздолье, атлеты от века в чести,
Преданием дышит любая кирпичная кладка,
Здесь трудится вольно и спится впоследствии сладко,
Вот только порядок не могут никак навести,
Что, впрочем, отметил один наблюдательный граф.
Вглядевшись в страну эту остро глазами навыкат,
Он сделал сей вывод пред тем, как собраться на выход
С вещами и, в сущности, был исторически прав.
Вот вы говорите – порядок. А нужен ли он?
В порядке вещей ли спасенье страны этой вещей?
Закон, говорите, способен зажать ее в клещи?
Наверное, мог бы, да только не писан закон.
Ее населению и, соответственно, мне,
Поскольку душою являюсь его, как известно,
И, в пропасть скользя со страной этой самой совместно,
Уже не успею в другой я родиться стране.

***

Смерть для жизни непригодна
Ни в какие времена,
Глубоко антинародна,
Если вдуматься, она.
Никого она не любит,
Даже взрослых и детей,
Всех подряд под корень рубит,
Объедает до костей.
Оттого-то на кладбище
Не сыскать свободных мест,
Взять хоть Лондон, хоть Мытищи,
Хоть с Кабулом Бухарест.
Слабость жизненных позиций
Очевидна всем давно.
Неужели ж погрузиться
В вечный мрак нам суждено?
Неужели ж все кагалом
Не родим богатыря,
Чтоб костлявой по сусалам
Врезал, грубо говоря.
Поскребем мы по сусекам,
По амбарам пометем,
Пошерстим по дискотекам,
Но заступника найдем.
Поднесем ему в конверте,
Сколь потребует рублей,
Лишь бы этой самой смерти
Навалял он пи…юлей.

***

Выхожу один я на дорогу
В старомодном ветхом шушуне,
Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,
Впрочем, речь пойдет не обо мне.
На другом конце родного края,
Где по сопкам прыгают сурки,
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.
Три ложноклассических японца —
Хокусай, Басё и Як-Цидрак
Сговорились до восхода солнца
Наших отметелить только так.
Хорошо, что в юбочке из плюша,
Всем известна зренья остротой,
Вышла своевременно Катюша
На высокий на берег крутой.
И направив прямо в сумрак ночи
Тысячу биноклей на оси,
Рявкнула Катюша, что есть мочи:
— Ну-ка брысь отседа, иваси!
И вдогон добавила весомо
Слово, что не сходу вставишь в стих,
Это слово каждому знакомо,
С ним везде находим мы родных.
Я другой страны такой не знаю,
Где оно так распространено.
И упали наземь самураи,
На груди рванувши кимоно.
Поделом поганым самураям,
Не дождется их япона мать.
Вот как мы, примерно, поступаем,
Если враг захочет нас сломать.
1996

***

Писатель редко умывается,
Он волосат и бородат,
Во что попало одевается
И с раннего утра поддат.

Славянофил он или западник,
Прозаик или же поэт –
Его легко узнать по запаху,
А вкуса там и близко нет

***

Что мы знаем о хай-теке?
Да считай, что ничего,
Мы, простые человеки,
Проживем и без него.

От него одни лишь беды
Да стагнация ума,
Без хай-тека наши деды
Крепко ставили дома,

Хлеб пекли, детей плодили,
Зверя били наповал,
Без хай-тека баб водили
Под уздцы на сеновал.

Разгромили атаманов,
Разогнали воевод,
Перебили англоманов,
Что мутили зря народ.

А вот древние ацтеки
Нашим предкам не сродни,
Эти знали толк в хай-теке,
Ну и где они теперь они?

***

Будь я малость помоложе,
Я б с душою дорогой
Человекам трем по роже
Дал как минимум ногой.
Да как минимум пяти бы
Дал по роже бы рукой.
Так скажите мне спасибо
Что я старенький такой.

***

Вчера тут первый раз смотрел я порно.
Талантливо. Хотя и небесспорно.

***

Идет страна моя ко дну
Со мною заодно,
А мне обидно за страну
И боязно за дно.

***

То ли старость на подходе,
То ли кризис мировой,
То ли дело тут в погоде,
То ли что-то с головой,
Но куда я ни поеду,
И куда я ни пойду,
Сам с собой всегда беседу
Постоянную веду.
И на суше, и на море,
И на кухне у плиты
Сам с собой о чем-то спорю
Горячо, до хрипоты.
А бывает, сам с собою,
Как закончатся слова,
Дохожу до мордобоя,
Закатавши рукава.
А потом себя под руки
Сам в милицию веду
И кричу: «Пустите, суки!»,
Упираясь на ходу.
Так что, если вы когда-то
Где-то встретитесь со мной,
То советую, ребята,
Обойти нас стороной.

***

В брак вступают товарищи Крупская и Ульянов,
Смотрит с любовью Наденька на жениха своего,
«Нету, — думает, — у товарища очевидных изъянов,
Не считая малосущественного одного.
Он, когда волнуется, довольно сильно картавит,
Или грассирует, иначе говоря,
Но клятвенно обещает, что дефект исправит
К первой же годовщине Великого Октября».
«Вот, — думает она, — как одержим победу,
Как Иудушке-Троцкому голову свернем,
Перво-наперво отведу его к логопеду,
А пока заикаться не стоит о нем».
А Ульянов думает: «Пока времени в избытке,
Лучше б ей так вот не прыгать козой,
А побеспокоиться о своей щитовидке,
Похоже, проблемы у нее с железой».
Священник смущенно кашляет, затем спрашивает осторожно:
«А вы тому Ульянову, случаем, не родня?
Я вашим идеям сочувствую, но все-таки, если можно,
Вы уж, под монастырь-то не подведите меня.
Если вдруг ненароком слух дойдет до Синода,
Или, не дай бог, урядника — больше мне здесь не служить,
Да за такое запросто могут лишить прихода,
Что там, прихода, сана, аспиды, могут меня лишить».
«Нет, я не из тех Ульяновых, — смеется в ответ Ульянов, —
Батюшка мой в гимназии сроду не преподавал,
Да я своими руками душил бы таких смутьянов,
Своей ногой табуретку из-под таких выбивал».
А Наденьке шепчет на ухо: «Не нравится мне его рожа»,
И уже громко священнику: «Если больше нету вопросов к нам,
То как там у вас говорится: венчается раб божий
Такой-то с божьей рабою такою-то, и — по рукам».
«Но перед тем еще, — говорит священник, — обменяться вам кольцами следует»
«А без этого, — спрашивает Крупская, — нельзя обойтись никак?»
«Нет, к сожалению, поскольку обычай так требует,
Вы ведь, прошу заметить, в церковный вступаете брак».
«Если, — Ульянов думает, — осуществится мечта моя,
Если к вершинам власти меня вознесет толпа,
Средь множества важных дел архиважное будет самое
У первой попавшейся стенки шлепнуть зануду-попа».
«Знает он, интересно, откуда хоть дети берутся? —
Улыбается Наденька, думая о своем, —
Но, если девочка будет, назовем ее Революция,
А, если не дай бог, мальчик, Лениным назовем».

Сайт оптимально работает в: Internet Explorer 8.0, Mozilla Firefox 3.6, Google Chrome, Safari 4.0. Если у вас старая версия браузера, вы можете скачать новую на сайте производителя бесплатно.